Право на защиту в российском уголовном судопроизводстве. Влияние международных норм и практики Европейского Суда по правам человека на законотворчество и правоприменение

Нормы международного права оказывают существенное влияние на отечественное уголовное и уголовно-процессуальное законодательство.

В части 3 статьи 1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство.

Особое значение для внутригосударственной правовой системы имеют решения Европейского Суда по правам человека. С момента ратификации 05.05.1998 Конвенции о защите прав человека и основных свобод государство предоставило российским гражданам возможность непосредственного обращения с жалобами в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге.

Этот судебный орган принимает решения по единичным делам в связи с поступлением жалоб от конкретных заявителей, в связи с чем о них нельзя говорить как об общеобязательных нормах международного права, однако они влияют на развитие и формирование отечественного права.

Немалое количество признанных Судом нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод обусловлено ненадлежащим обеспечением компетентными органами Российской Федерации права лиц на защиту. Например, дела «Нечто против Российской Федерации», «Павленко против Российской Федерации» и другие.

Итоги этих решений во многих случаях уже нашли адекватное отражение в российском законодательстве.

         Так, неоднократно Европейский Суд по правам человека указывал, что вступление защитника в процесс с момента возбуждения уголовного дела не всегда позволяет достаточным образом обеспечить квалифицированную юридическую помощь лицу и в некоторых случаях создает почву для злоупотребления полномочиями сотрудникам правоохранительных органов.

  В связи с этим Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ внесены изменения в статьи 49 и 144 УПК РФ, позволяющие участвовать защитнику в уголовном процессе с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении.

Теперь лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, следователь (дознаватель) обязан разъяснить их права (пользоваться услугами адвоката, не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги), близких родственников и др.), а также обеспечить возможность их осуществления.

Другим существенным вопросом является допущение фактов ненадлежащего обеспечения защитником обвиняемых (осужденных) при рассмотрении уголовных дел судами второй инстанции, а также при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений судами кассационной (надзорной) инстанций.

Конституционный Суд Российской Федерации, опираясь на некоторые решения Европейского Суда по правам человека, в одном из своих Определений от 08.02.2007 № 252-О-П указал, что право на помощь адвоката (защитника) должно обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса. Согласно сформированной за это время правовой позиции нормы уголовно-процессуального законодательства не могут расцениваться как допускающие возможность ограничения права обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи адвоката (защитника). Такой вывод следует из того, что в том случае, когда отсутствует отказ подсудимого от защитника или имеются обстоятельства, при которых его участие обязательно, вышеуказанные нормы закона предполагают обязанность суда обеспечить участие защитника при производстве в суде второй и последующих инстанциях.

 Таким образом, российское уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность защиты прав лица, подозреваемого в совершении преступления, с момента начала осуществления в отношении него процессуальных действий и до последней стадии уголовного судопроизводства.