Пробелы федерального законодательства о третейских судах

Прокуратурой области проведен анализ практики создания и деятельности третейских судов, изучены вопросы законности принятия решений об образовании третейских судов в рамках Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 102-ФЗ).

Анализ свидетельствует о том, что в России образованы и действуют третейские суды, имеющие различные наименования. Так, в наименовании одних указывается регион деятельности суда (третейский суд Кемеровской области) или используется слово «арбитраж» (межрегиональный арбитражный суд (Краснодарский край). В названии других указывается, что в качестве третейского суда выступает сама организация (третейский суд предприятий ФПГ «Уральские заводы») или обозначается собственное наименование суда (третейский суд «Санкт-Петербургский экономический арбитраж»). Имеются случаи обозначения третейского суда в форме юридического лица (автономная некоммерческая организация «Третейский суд строительных организаций города Москвы»).

В этой связи актуален вопрос о допустимости столь различных наименований третейских судов. Употребляемые в наименованиях таких судов слова «федеральный», «региональный», «арбитраж» и т.п. не имеют правового обоснования и вводят стороны в заблуждение. Такое расширительное толкование Федерального закона № 102-ФЗ приводит к фактическому смешиванию наименований третейских и государственных судов.

В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 2 Федерального закона № 102-ФЗ третейским судом является постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретного спора. В силу части 2 статьи 3 названного Федерального закона постоянно действующие третейские суды образуются торговыми палатами, биржами, общественными объединениями предпринимателей и потребителей, иными организациями – юридическими лицами и их объединениями, действуют при этих организациях.

Таким образом, третейские суды не являются юридическими лицами по смыслу статьи 48 Гражданского кодекса РФ, органами юридического лица, исходя из понимания положений статьи 53 Гражданского кодекса РФ, либо обособленными подразделениями юридических лиц (статья 55 Гражданского кодекса РФ), а являются по своей сути структурными подразделениями при юридических лицах. Третейский суд не является и субъектом гражданско-правовых отношений. Следовательно, такой суд не должен иметь наименование, отличное от наименования юридического лица.

Статьей 40 Федерального закона № 102-ФЗ установлено, что решение третейского суда может быть оспорено участвующей в деле стороной путем подачи заявления об отмене решения в компетентный суд (в порядке главы 46 ГПК РФ, главы 30 АПК РФ). Решение третейского суда может быть оспорено только в случае, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным. Однако данные нормы могут привести к нарушению прав и интересов третьих лиц, не являющихся сторонами третейского соглашения.

Более того, в Федеральном законе № 102-ФЗ не содержится данных об органах, осуществляющих контроль за деятельностью третейских судов. Частью 4 статьи 3 этого Федерального закона регламентирован уведомительный порядок начала осуществления деятельности третейского суда путем направления юридическим лицом, его образовавшим, в компетентный суд, осуществляющий судебную власть на той территории, где расположен постоянно действующий третейский суд, копии документов, свидетельствующих о его образовании.

Для эффективной совместной работы государственных и третейских судов важным является механизм контроля за соблюдением прав сторон в третейском разбирательстве, позволяющий учитывать частные и публичные интересы. Таким механизмом является контроль государственных судов, означающий их право по заявлению стороны рассмотреть и вынести решение о принципиальных вопросах третейского разбирательства. Однако судебный контроль является ограниченным, так как связан пределами, установленными законом.

Кроме того, в соответствии со статьей 22 Федерального закона № 102-ФЗ третейский судья не вправе разглашать сведения, ставшие известными ему в ходе третейского разбирательства, без согласия сторон или их правопреемников. Третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших ему известными в ходе третейского разбирательства.

В связи с этим при поступлении обращений граждан и юридических лиц в органы прокуратуры и иные правоохранительные органы проведение проверок по доводам, изложенным заявителями, чьи права нарушены, будет затруднено. В то же время частью 2 статьи 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» на органы прокуратуры возложен надзор за исполнением законов, в том числе руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

Прокуратурой области в Генеральную прокуратуру РФ направлена информация об указанных пробелах законодательства в сфере деятельности третейских судов для инициирования внесения изменений и дополнений в Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации».